Становление банковской системы Китая и ее современное состояние
Инин Лю
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.2.2-395-409
УДК: 330.341
Аннотация:

В статье рассмотрены процессы становления и современное состояние банковской системы Китая. Методология исследования включает методы группировки, сравнения и графический метод. В ходе исследования была рассмотрена история развития банковской системы КНР, уделено внимание структуре департаментов Народного банка Китая (НБК) и их функциям, особенностям руководства НБК, которое осуществляется управляющим и его заместителями, назначаемым или снимаемым с должности председателем КНР. На сегодняшний день НБК выполняет две основные функции: регулирование финансового сектора и проведение денежно-кредитной политики. Регулирование деятельности НБК ведется в рамках закона «О Народном банке Китая», принятым в 1995 г. Последние изменения были внесены в него в 2003 г., в результате чего НБК получил целый ряд дополнительных полномочий для обеспечения общей финансовой стабильности и проведения денежно-кредитной политики страны. В настоящее время основу банковского сектора экономики КНР составляют крупные коммерческие банки, которые делятся на две группы: четыре банка с государственным капиталом («большая четверка») и акционерные банки. В первую группу входят Банк Китая, Сельскохозяйственный банк Китая, Торгово-промышленный банк Китая и Строительный банк Китая. Совокупная сумма их активов в 2005 г. составляла 53 % от общих активов банковской системы КНР. В статье представлены перечень акционерных китайских коммерческих банков и основные этапы их развития. Также рассмотрены основные требования к иностранным банкам и доля китайских банков в капитале иностранных финансовых учреждений.

В Новосибирском Академгородке. 1965–1973 гг.
Ханин Г.И.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.2.2-452-475
УДК: 330.8
Аннотация:

Рассматривается период жизни и научной деятельности в 1965-1973 годы.  Характеризуется преподавательская деятельность в Новосибирском государственном университете (НГУ).  Особое внимание уделяется деятельности студенческого научного кружка и конфликту с администрацией Института экономики и организации промышленного производства (ИЭиОПП) и НГУ из-за стенгазеты этого кружка в конце 1960 годов, ставшему причиной моего ухода из НГУ. Характеризуется содержание кандидатской диссертации о проблемах планирования советской экономики, раскрывается ее новаторский характер. Описано обсуждение диссертации в НГУ и в ВАКе, изложены причины ее отклонения ВАКом. Рассматриваются причины обращения к исследованию фондовых бирж, излагается основное содержание кандидатской диссертации о фондовых биржах. Характеризуется научная атмосфера в Институте мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) АН СССР.  Описывается работа в НИИ систем и коллектив лаборатории внешнеэкономических связей НИИ систем, взаимодействие с Государственным Комитетом внешнеэкономических связей. Много внимания уделяется деятельности Института экономики СО АН СССР, его руководства и коллектива. Большое место отводится характеристике общественной атмосфере в СССР и Академгородке в данный период. Показывается реакция на события в Чехословакии в 1968 г. и ужесточение политического режима в СССР после этих событий. Кратко рассматриваются жизнь автора в Новосибирском Академгородке и дружеские отношения с отдельными научными работниками Академгородка.

Нравственная экономика: идентификация и сопоставление теоретических подходов
Жернов Е.Е.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.2.1-190-208
УДК: 330.101; 330.342.24
Аннотация:

Цель исследования – идентификация и сопоставление выявленных теоретических подходов к нравственной экономике для обоснования фундаментальных оснований интегративного антропосоциального подхода. В качестве таких оснований выступают тесно взаимосвязанные антропное начало и социальный порядок. Работа представляет собой теоретический анализ подходов к нравственной экономике, объединенных автором в два укрупненных направления – антропно-нравственное и социально-экономическое. Методология исследования: комплексный подход для всестороннего рассмотрения предмета; общенаучные принципы дополнительности, многообразия и единства. В результате исследования выявлено наличие во всех рассмотренных подходах соответствующих концепций нравственного человека – Homo moralis, что позволяет в качестве первого основания нравственной экономики установить моральное антропное начало. Раскрыты и охарактеризованы основные формы социальности в проанализированных подходах, функционирующие в виде «деревенской общины», «религиозной общины», «православного трудового братства», «социального института», что позволяет определить моральный социальный порядок в качестве второго основания нравственной экономики. Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что путем идентификации и сопоставления имеющихся подходов к нравственной экономике определена ее антропосоциальная сущность: 1) как экономическая деятельность нового высоконравственного человека; 2) как совокупность межсубъектных экономических отношений, основанных на идеях нравственного гуманизма. В центре нравственной экономики находится человек, соблюдающий в межличностных отношениях экономики социума гуманистическую нравственность.

Теория промышленного цикла Маркса и новаторские модели расширенного воспроизводства в США
Рыженков А.В.
DOI: 10.17212/2075-0862-2018-4.2-71-93
УДК: 330.85
Аннотация:

Теория промышленных циклов К. Маркса была фрагментарно представлена в «Капитале», исследовавшем становление и развитие капитализма до полного расцвета свободной конкуренции. Лаконичный обзор показывает, что критика этой теории Й. Шумпетером является поверхностной. Маркс не вывел математических законов кризисов. Настоящая статья частично заполняет этот пробел для государственно-монополистического капитализма на основе законов прибавочной стоимости и монопольной прибыли. Рассмотрены две модели (TM-2 и TM-2м), переход от первой ко второй происходит как восхождение от абстрактного к конкретному. TM-2 эндогенно воспроизводит циклы в положительных темпах прироста чистого продукта, TM-2м эндогенно генерирует промышленные циклы с кризисным снижением чистого продукта. Это снижение достигается путем преобразования ключевого параметра функции автоматизации в новую дискретную переменную в зависимости от абсолютного перенакопления капитала. Кроме того, введен пропорциональный контроль над нормой накопления капитала. TM-2м позволяет сравнивать воздействие экономической политики на промышленные циклы и долгосрочные тенденции в экономике США в зависимости от целевой нормы накопления капитала, выбранной государством и финансовым капиталом в конкретных сценариях. Анализ с помощью этой модели показал, что в 2018 году начнется кризис, открывающий следующий промышленный цикл, который завершится в 2025 г. в сценарии 1 или в 2026 г. в сценарии 2. Государственно-монополистический капитализм вступает в новый период перепроизводства, когда возрастает роль действенной экономической политики.

Марксизм как революция в экономической науке
Тутов Л.А.
DOI: 10.17212/2075-0862-2018-4.2-61-70
УДК: 330.8 53
Аннотация:

Статья посвящена обоснованию статуса марксизма как революции в экономической наука. Для достижения поставленной цели автору пришлось разрешить ряд методологических трудностей, связанных с междисциплинарным характером марксизма, поскольку революционные изменения могут касаться философской, социологической, политической сфер марксизма, но не затрагивать экономическую область. Показана роль идеологического фильтра, сопровождающего марксизм, что долгое время не позволяло получить представление об аутентичном марксизме. Кроме того, марксизм в своем развитии прошел несколько этапов, поэтому необходимо выбрать точку отсчета для оценки его революционности. В ходе исследования автор пришел к выводу, что марксизм привел к кардинальным изменениям в экономической теории, оформившись в самостоятельное направление экономической мысли, которое сохраняет востребованность и в наше время. Однако с позиции теории парадигм Т. Куна марксистская политэкономия не является результатом революционного переворота и новой парадигмой по отношении к классической политической экономии, а представляет собой ее продолжение в форме синтеза идей классической политической экономии и немецкой классической философии. Тем не менее, сами теоретики марксизма оценивают его как результат революционного переворота в экономической науке, поскольку развитие путем противоречий и качественных скачков составляют суть марксистской теории.

Карл Маркс и марксизм в религиозном «измерении»
Антипов Г.А.
DOI: 10.17212/2075-0862-2018-4.2-23-41
УДК: 330.138
Аннотация:

Помещение Маркса, вкупе с марксизмом, в религиозный контекст может показаться странным, по крайней мере той части человечества, которая ещё помнит про «опиум для народа» и «вздох угнетённой твари». Утвердилась привычка связывать автора и его учение исключительно с формами научного знания. При более тщательном и последовательном рассмотрении оказывается, однако, что вопреки сложившемуся стереотипу исключительно сциентистской идентификации марксистской доктрины, обращение именно к религиозному контексту позволяет понять её подлинное место в истории и культуре. Как говорил русский философ Серебряного века Сергей Николаевич Булгаков, религия несёт «высшие и последние ценности, которые признаёт человек над собою и выше себя, и то практическое отношение, в которое он ставится к этим ценностям». Но что такое ценности? Ценности – суть конечные основания выбора и целеполагания. Социальной формой бытия иерархии ценностей выступает религия. В статье обосновывается тезис, согласно которому генезис марксизма стал продуктом сложной коллизии в общем культурологическом процессе, охватывавшем философию, науку и религию в их взаимосвязи. Особенностями взаимодействия данных культурных феноменов в определённом социальном контексте объясняются явно присущие марксизму культурологические черты религии.

Кто вы, доктор Маркс?
Клисторин В.И.
DOI: 10.17212/2075-0862-2018-4.2-3-22
УДК: 330.138.15
Аннотация:

В статье с современных позиций анализируется теоретическое наследие К. Маркса, особенно в части его политико-экономических трудов. Делается попытка ответить на вопрос о причинах необыкновенной популярности его идей в прошлом и в настоящем. Рассмотрены научная программа и парадигма экономической теории К. Маркса. Выявлены принципиальные отличия его научной программы от программ других ведущих экономистов первой половины XIX века. Показано, что парадигма марксистской экономической теории существенно отличается от жесткого ядра классической политической экономии. Марксизм имеет собственную оригинальную парадигму, объединяющую некоторые элементы классической политической экономии и исторической школы, причем ведущие принципы заимствованы как раз из исторической школы, а ряд принципов классической политической экономии переведены из жесткого ядра теории в защитный слой. Рассмотрено влияние исследовательской программы и некоторых базовых элементов экономической теории К. Маркса на работы ученых, работавших в рамках альтернативных школ и направлений. Представлена критика отдельных элементов марксистской теории, а именно его исторической концепции, социологии и, особенно, политической экономии. Особое внимание уделено терминологии, особому языку Маркса. Показано, что марксизм оказал большое влияние на выбор предмета и постановку задач неоклассики, австрийской школы и различных направлений институционализма. Главное достижение марксизма состоит в постановке проблемы возникновения, развития и гибели современного буржуазного общества и адекватной ему институциональной системы, определяющей экономическую динамику и распределение общественного богатства. Марксистское объяснение экономических процессов: динамики цен, прибыли, доходов, циклического характера развития производства и многих других, а также теории исторической динамики, классовой структуры общества, неэффективности децентрализованной рыночной экономики не прошло проверку временем и не подтверждено фактами. Но многозначность марксистской критики буржуазного общества и, главное, афористичность и эмоциональность произведений К. Маркса делают его произведения весьма притягательными и в настоящее время. Причина видится в комплексном характере политико-экономической, социально-исторической и даже идеологической и психологической доктрины Маркса. Современная наука является специализированной и поэтому менее привлекательной и трудно усваиваемой по сравнению с марксистской доктриной.

Криптовалюты и обычные деньги: свой среди чужих, чужой среди своих
Голубкова Л.Г.,  Розин В.М.
DOI: 10.17212/2075-0862-2018-3.2-24-38
УДК: 316.7
Аннотация:

В статье анализируется феномен криптовалюты. Выдвигаются три версии ее создания: 1) это афера в духе пирамид Мавроди, 2) это новые деньги, позволяющие достойно зарабатывать, и 3) версия конспирологическая. Разбираются мифы по поводу криптовалют, а именно, что деньги обязательно должны быть обеспечены золотом или экономикой страны, а также быть материальными (видимыми и ощущаемыми). Сегодня деньги ничем не обеспечены, а «материальность» денег заключается в их значении и оперативности. При этом оперативность авторы характеризуют посредством четырех классических функций денег: мера стоимости, средство обращения, средство накопления и средство платежа. Помимо этих функций, выделяются еще две ‒ деньги как социальный институт и деньги как инструмент регулирования экономических и хозяйственных отношений. Криптовалюта по своим функциям и структуре сопоставляется со сферой и функциями обычных денег. За обычными деньгами и криптовалютой стоят две разные системы принципов и условий. В первой системе государство и элиты заинтересованы в манипуляциях с обычными деньгами и поэтому создали финансовые и другие институты, стоящие на страже этих манипуляций. Во второй – финансовые институты и общества пользователей только складываются, но с точки зрения своих принципов они выглядят как противники первой системы. Выдвигается гипотеза, что в замысле создания криптовалюты была заложена установка: блокировать манипуляции с обычными деньгами, которыми занимаются государство и хозяйственно-финансовые элиты. При дальнейшем совершенствовании, а также после исчезновения ажиотажного спроса криптовалюта, вероятно, сможет более или менее эффективно выполнять первые четыре классические функции денег, а две остальные она по своему замыслу и не должна обеспечивать (конечно, если речь идет о сложившейся системе хозяйствования, экономики и управления, а также поддерживающих эту систему социальных институтах). Обсуждаются варианты развития криптовалюты и возможные взаимоотношения крипто-сообществ с государством. По мнению авторов, победа государства над клиптовалютными сообществами не предрешена как в силу кризиса современной цивилизации и ее институтов, так и неподконтрольности этих сообществ государству.

Эволюционный подход к концепции робастного управления экономическими системами
Тропин А.А.,  Фрейдина Е.В.,  Алексеев М.А.
DOI: 10.17212/2075-0862-2018-3.2-3-23
УДК: 330.3
Аннотация:

Фундаментальное целеполагание функционирования экономических систем, проявляющееся в стремлении к устойчивому развитию в среде, представляемой «хаосом» и характеризующейся неопределенностью, ограничивается «принципиальной стохастичностью» и «принципиальной неустойчивостью». Это стимулирует разработку теоретических и практических аспектов новых механизмов управления, к которым отнесено робастное управление, настроенное на демпфирование неопределенности в приложении к открытым системам. В статье рассматривается развитие концепции робастного управления экономическими системами в континууме фундаментальных парадигм: «субъект-объект», «субъект-субъект» и «субъект-полисубъектная среда», определяющих эволюционное представление об управлении. Исследования направлены на раскрытие изменения среды функционирования экономических субъектов и развитие моделей рефлексивного и робастного управления их взаимодействием. Используемая в анализе модель рыночной (полисубъектной) среды учитывает хаотичность и неопределенность и отражает принципиальные особенности поведения участников рыночных отношений: существование у них разных картин субъективного восприятия окружающей действительности, необходимость принятия решений в условиях неопределенности и возникновение рефлексивных процессов, сопровождающих взаимодействие рыночных субъектов. Методология введения робастного управления в полисубъектную среду основывается на подходе к структурированию рефлексивно-активной среды, где в качестве элементарной средовой единицы выступает деловая ситуация, рассматриваемая как носитель неопределенности, а элементарной организационной структурой является взаимодействие «субъект-субъект». Действие в контексте «субъект-субъект» определяется сформированной моделью рефлексивного управления, отличающейся от модели Дж. Сороса вводом интерпретирующей функции. Показано, что результат взаимодействия между экономическими субъектами является случайной величиной и для оценки допустимости принятия решения в «точке согласия» необходимо добиваться соответствия результата встречи ограничениям, вводимым робастным пределом.  Представлен образ процесса выработки управляющих воздействий посредством функций рефлексивного управления, действующих в рамках робастного предела.

ТРУДОВЫЕ РЕСУРСЫ В АСПЕКТЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ТРУДА И УПРАВЛЕНИЯ
Белоусова С.В.
DOI: 10.17212/2075-0862-2017-4.2-13-27
УДК: 331.5.024.54
Аннотация:

В работе предложено системное рассмотрение феномена «труд», которое предполагает изучение внутренних особенностей системы, включая ее элементы, функции и взаимосвязи. В соответствии с этим подходом рассмотрены структурные компоненты системы «труд»: трудовые ресурсы, трудовой потенциал и трудовой капитал. Предложена количественная и качественная оценка трудовых ресурсов, ограниченность которой требует комплексных подходов к анализу эффективности труда, одним из вариантов чего является концепция «достойного труда». Рассмотрение реализации последней в России позволило выявить существенные проблемы как теоретической обоснованности состава индикаторов достойного труда, так и практического использования предлагаемых параметров в управленческой практике. Практика управления трудовыми ресурсами, несмотря на острую необходимость такой деятельности, демонстрирует неэффективность государственной политики в сфере занятости. В работе подчеркивается необходимость трансформации объекта управления в этой области в сторону трудового потенциала и трудового капитала.