Наступление нарциссической культуры: последствия для образования, науки и политики
Ореховский П.А.,  Разумов В.И.
DOI: 10.17212/2075-0862-2021-13.3.1-84-102
УДК: 141.78+008
Аннотация:

За период доминирования рационально-ориентированной интеллектуальной культуры сложились способы коммуникации специалистов, с помощью которых описываются любые явления. Постмодерн, фактически революционизируя коммуникацию, дискурсы, кардинально меняет сами продуцирующие их сообщества. Без понимания существа этих изменений становится практически невозможным осознать, чем, как, для чего занимаются в университетах и научных организациях, что происходит в экономике, в политике. Отмеченные трансформации обозначены в статье как феномен наступления нарциссической культуры. С принятием представления о высокой культуре и множестве локальных культур усиливаются процессы переносов культурных паттернов между разными областями приватной и общественной жизни. Это все более осложняет пребывание человека в культуре, когда, в частности, расширение свободы человека сопровождается усилением контроля над ним. Вообразим карнавал, разворачивающийся в пространстве, устроенном наподобие ризомы (фрактально). В таком образе от деконструкции понятий мы переходим к деконструкции лозунгов, что, возможно, и послужило источником общественных возмущений нового типа с конца 80-х г. XX в. и по настоящее время. В современных вузах, НИИ, в предпринимательстве, политике вместе с либеральными ценностями произошло масштабное распространение нарциссической культуры. Деконструкции подвергается и лозунг «Наука должна служить народу». Нарциссическая культура разворачивается за границами этого лозунга. Ее носители разных поколений и учебно-академических статусов становятся не просто носителями новых паттернов поведения, а совершенно особым образом позиционируют себя в обществе. Индивидуализация побеждает стандарты, включая профессиональные. Переход от массовой культуры к нарциссической меняет социальные роли и трансформирует общество. Даже в элитных вузах профессионализм выдавливается в целях достижения требований удобства и комфорта. Обесценивание профессионализма вызывает ответную реакцию – самоизоляцию (абсентеизм) специалистов. В области предпринимательства замена массовой культуры на нарциссическую потребовала новых художественных образцов, изменения стиля поведения, легитимации гедонизма и эгоцентризма. Возможно в этом следует искать причины падения мировых темпов экономического роста. Произошел кардинальный культурный сдвиг в электоральной демократии. Важно уже не «завоевывать сердца и души», а пребывать в восхищении от себя и своего близкого окружения. Показывается, что абсентеизм есть имманентная черта нарциссической культуры, приводящая индивида к отчуждению от политической жизни социума. Нарциссическая культура существовала всегда, но постмодернизм послужил уникальной средой для ее распространения. Несмотря на многочисленные критические замечания в адрес нарциссической культуры, она привносит высокое разнообразие во все сферы, куда проникает, а это разнообразие способно выступить стимулом к началу нового витка развития человечества. Нарциссическая культура в XXI в. есть внешний фактор, меняющий ход всех общественных процессов – экономических, политических, социальных. Проект, игнорирующий рассмотренные выше особенности культурного нарциссизма, обречён на неудачу.

Этика науки: классические нормы и современные деформации
Аблажей А.М.
DOI: 10.17212/2075-0862-2021-13.3.1-103-115
УДК: 316.74
Аннотация:

В статье обсуждаются проблемы генезиса профессионального этоса науки и его трансформации в контексте современных реалий. Дается краткая характеристика классических норм научного этоса (универсализма, коммунализма, незаинтересованности и организованного скептицизма), сформулированных Р. Мертоном в конце 1930 – начале 1940-х гг. в ответ на резкое обострение проблемы автономии науки в условиях тоталитарных режимов. Особо подчеркивается ключевая идея Мертона: соблюдение норм нацелено прежде всего на оптимизацию процесса научного производства и, тем самым, на максимально эффективное решение главной цели науки – приращение удостоверенного знания. Концепция этических императивов научной профессии была почти сразу подвергнута критике за «идеалистичность» и «оторванность от реальной жизни», к концу 1960-х гг. эта критика многократно усилилась. Приводятся примеры критического отношения к концепции Мертона, описаны альтернативные варианты норм научного этоса (в интерпретации Митроффа и Фуллера). Установлено, что в условиях академического капитализма, подразумевающего инкорпорацию рыночной культуры в систему научного поиска, происходит негативная деформация классических норм, на практике создающая барьеры для производства знания и нарушающая практику коммуникации внутри научного сообщества. Результатом подобной деформации является система взаимоотношений между учеными, описанная Зиманом в рамках концепции «постакадемической науки». Приводятся доказательства того, что процесс деградации норм еще более усиливается в условиях когнитивного капитализма и неолиберальной науки. На примере современной российской науки показано, что результатом подобной деградации является, например, обострение проблемы плагиата. Кратко описаны способы противодействия подобной практике на примере современной российской науки, такие как создание сообщества «Диссернет» или специальной комиссии по противодействию фальсификации научных исследований в рамках РАН. В контексте философии и социологии науки продуктивной выглядит концепция «двух этик», предложенная Б. Пружининым, который выделяет специфические этосы фундаментальной и прикладной науки.

Миссия университета в гуманитарном измерении: к постановке проблемы
Зиневич О.В.,  Балмасова Т.А.
DOI: 10.17212/2075-0862-2021-13.3.1-116-132
УДК: 001+378
Аннотация:

В фокусе статьи – гуманитарность миссии университета как социального института в ракурсе социальной онтологии. Миссия рассматривается в качестве идеального ориентира (высшей цели, предназначения), необходимого для существования университета, сохранения и утверждения его институциональной идентичности.  Показано, что, несмотря на изменения университетского функционала в условиях развития экономики знаний (использование бизнес-моделей взаимодействия с обществом), гуманитарная ориентация университета не утратила своего значения, поскольку она необходима для его существования как институционально организованной специфической образовательной деятельности, включающей генерацию, хранение и трансляцию знаний. Рассмотрены ключевые институциональные характеристики, которые показывают значение гуманитарности для сохранения университета как уникального социального института. Авторы ориентируются на методологию умеренного конструктивизма – изучение значения человеческой ментальности, идей и идеалов в оформлении институционального дизайна социальной Показано, что это выражается в стремлении университетской корпорации ориентироваться на ценности, придающие позитивную социальную значимость ее деятельности и направленные на достижение блага. Университет производит и транслирует знания через становление знаниевого субъекта. Иными словами, он формирует саму интенцию к достижению социально значимого результата не только в опредмеченной форме знаний, но и в форме становления (образования) человека, умеющего производить и использовать знания во благо общества и для собственного совершенствования. В таком контексте миссия понимается как высшая цель и идеальный ориентир в конкретно-исторических практиках университетского образования по формированию субъекта, который должен овладеть основополагающими ценностями, необходимыми для существования общества. В основе миссии университета лежит конкретно-историческая интерпретация ключевой социально значимой цели образования – становления «человечного человека», действующего во благо общества и его членов, через трансляцию тезауруса общечеловеческих ценностей в их конкретно-историческом теоретическом и идеологическом форматах.

О необходимости переориентации научно-технологической политики с производства показателей на решение реальных проблем
Семенов Е.В.
DOI: 10.17212/2075-0862-2021-13.2.1-11-32
УДК: 101.1
Аннотация:

Главной особенностью государственной научно-технологической политики в современной России является ее гипертрофированный формализм – оторванность от реальных проблем страны и самой науки, от содержательных задач, подменяемых нормативами. Такая политика отвлекает науку от производства знаний, компетенций и технологий, ориентирует ее на производство отчетных показателей. Совершенно необходима переориентация научно-технологической политики с производства показателей на решение реальных проблем страны, связанных прежде всего с преодолением технологического отставания за счет модернизации существующих и создания новых отраслей и производств, а также с созданием инновационной системы. Необходимы и глубокие преобразования в самой науке, прежде всего в ее несовременной дисциплинарной и должностной структуре, а также в модели научной организации и национальной научной системы в целом. Требуется радикальное изменение отношения к национальному языку науки, утрата которого опасна потерей и высшего образования на русском языке.

Знание и образование в цифровую эпоху
Соколов Д.В.
DOI: 10.17212/2075-0862-2021-13.2.1-33-50
УДК: 316.733
Аннотация:

В статье описывается кризис, переживаемый системой образования в ходе развития цифровой экономики. Основная предпосылка кризиса связана со следующим парадоксом: хотя основой современной экономики является накопление, обработка и распространение знаний, в обществе складывается фрагментарное восприятие знания как такового. Актуальность этого кризиса особенно заметна на фоне разворачивающейся пандемии, обострившей многие серьезные проблемы в академической организации как в России, так и в зарубежных странах. Роль экспертного знания в обществе также все более интенсивно оспаривается, а высшее образование переживает коммерциализацию, масштабы которой приводят к замещению научного знания функциональным набором навыков, все более активно превращая высшее образование в предмет престижного потребления.  Этот кризис в образовании дополняется (и усиливается) кризисом науки как источника авторитета в эпоху постмодерна. В частности, распространение социальных сетей в цифровой экономике ведет к кризису рационального дискурса в обществе, поскольку индивиды формируют закрытые сообщества, основанные не только на свободной дискуссии, но также на общих ошибках, конспирологических теориях и эзотерических, контр-научных, формах знания. Цель статьи заключается в том, чтобы выделить наиболее важные черты образовательного кризиса, а также обозначить его специфику применительно к российскому контексту. В России тенденции, характерные для развитых стран, обнаруживаются в концентрированном, даже гипертрофированном виде, в особенности речь идет о товаризации высшего образования и упадке общественного авторитета науки. Основной вывод статьи заключается в том, что, хотя кризис образования в России носит во многом более тяжелый характер, чем в развитых странах, сохраняются возможности его преодоления, причем не только внутри академической системы в целом, но и за счет широкого спектра низовых инициатив, связанных с продвижением научных знаний на массовую аудиторию, охватывающую широкие слои общества.

Потенциал музея в условиях кризиса и трансформации современного образования
Кильдюшева А.А.
DOI: 10.17212/2075-0862-2021-13.1.1-69-79
УДК: 1; 37; 069
Аннотация:

В статье П.А. Ореховского и В.И. Разумова «Время карнавала: российские высшая школа и наука в эпоху постмодерна» акцентировано внимание на острой проблеме кризисного состояния современной науки и высшего образования в РФ. Сложившаяся ситуация рассматривается авторами «изнутри». Используя метафору карнавала (по М.М. Бахтину), авторы провели анализ постмодернистского состояния интеллектуальной деятельности, уделяя особое внимание «новым» ролям преподавателей и ученых, «пессимистично оценивающих состояние своих сфер». Помимо этого, авторы работы высказались и о других проблемных местах постиндустриального общества (из сфер экономики, HR, техники, технологий). Показано, что статья П.А. Ореховского и В.И. Разумова дает импульс для размышлений не только по теме кризиса образования как такового, но и позволяет посмотреть на трансформации образования «извне». Процессы глобализации, техницизма, сциентизма, интеллектуализации, цифровизации, информатизации, автоматизации, коммуникации, унификации, сервисного обслуживания, консьюмеризма и в то же время отмечающиеся кризисные явления в экономике, науке, образовании охватили все сферы жизни, проникли в ценностно-культурную составляющую нашего бытия. В предлагаемой работе основное внимание уделено рассмотрению потенциала музея (в первую очередь его образовательной деятельности) в условиях кризиса современной культуры. В целом изменилось представление о культурном наследии, актуализирован дискурс о смысле и перспективах музея в «эпоху, когда Google находится на расстоянии одного клика» (по Д. Северс). Размышления о статусе музея в культуре информационного общества связываются с его экономической и социальной значимостью, а также с модернизацией методов музейной работы. Зачем музей нужен и какую роль он может сыграть (играет) в новой образовательной парадигме? Формальное и неформальное образование – партнеры или конкуренты?

Институциональная эрозия науки и образования: гримасы постмодерна
Ибрагимов Р.Н.
DOI: 10.17212/2075-0862-2021-13.1.1-11-23
УДК: 330.82, 331.445
Аннотация:

Статья представляет собой реакцию на статью П.А. Ореховского и В.И. Разумова «Время карнавала: российские высшая школа и наука в эпоху постмодерна. Автор согласен с аналитическим диагнозом состояния и положения отечественной науки и высшего образования, разделяет высказанную коллегами тревогу о судьбах важнейших для нашей цивилизации социальных институтов. Предложен ряд соображений, развивающих поднятые в опорной статье темы. Автор обращает внимание на историческую инверсию позитивистского социального проекта, в результате которой у истоков новой и становящейся социальной архитектуры уже действует новая научно-технократическая элита; другое дело, что ее социальная конфигурация не совпадает с институциональными границами академической и вузовской науки. Дальнейшему развитию подверглась также и тема аналогии науки с проституцией, которая претерпевает в настоящее время заметную институциализацию. Ее фазирование автор считает универсальным. Высказано мнение, что проституция может экстраполироваться на другие социальные институты, в том числе на науку и образование. Потенциал их сопротивления и выживания детерминируется тем, насколько эффективно аккумулируется в структуре этих социальных институтов пассионарное напряжение. Именно этот показатель прямо пропорционален эффективности формирования человеческого капитала в системе. Проблемы, озвученные П.А. Ореховским и В.И. Разумовым, объясняются, по мнению автора, пассионарным дрейфом, преодоление которого – это не макросоциальный автоматизм, а промысел каждого научно-педагогического работника.

О профессиональном самоопределении университетских преподавателей философии в России
Немцев М.Ю.
DOI: 10.17212/2075-0862-2021-13.1.1-24-41
УДК: 101.9
Аннотация:

В первой части статьи критически рассматривается статья П.А. Ореховского и В.И. Разумова «Время карнавала: российские высшая школа и наука в эпоху постмодерна». Она посвящена анализу кризиса и упадка современных российских науки и образования. Этот кризис является локальным проявлением глобальных тенденций. Указано, что в этой статье отражена такая особенность преподавания гуманитарных дисциплин в России, как отсутствие внимания к образовательным запросам студентов, и обусловленный этим неизбежный монологизм. Ранее всегда существовало гносеологическое неравенство между преподавателями и студентами. Цели и содержание преподавания полностью предопределялись образовательными институциями. Глобальный кризис системы образования связан с фактическим исчезновением этого гносеологического неравенства. Однако в этом кризисе можно различить новые возможности реализации своего профессионального самоопределения преподавателями философии. Во второй части статьи предлагается рассматривать эту ситуацию с точки зрения тех, для кого преподавание философии является наилучшей возможностью реализации своего профессионального самоопределения. Философия это уникальная профессия, поскольку, в отличие от других дисциплин, зазор между профессиональным мышлением философа и практикой преподавания философии минимален. Преподавать философию – это и значит заниматься философией. В статье вводится понятие «самоопределения» как полагание предельных ценностных оснований своей практической (повседневной) деятельности, такое, что любые профессиональные действия получат обоснования как разумные и необходимые для воплощения этих ценностей. Самоопределение связывает личные ценностные полагания с повседневными практическими решениями, и таким образом соотносит личную этику и профессиональную практику. Для реализации своего самоопределения философам нужны образовательные ситуации. Поэтому текущую ситуацию предложено рассматривать в перспективе возможностей для новых образовательных ситуаций. Для этого философам необходимо ясное самоопределение и знание образовательного запроса к себе.

Художественное образование как образец для преодоления кризиса в высшей школе
Кузин В.И.
DOI: 10.17212/2075-0862-2021-13.1.1-42-51
УДК: 001+378
Аннотация:

Статья посвящена анализу экзистенциального кризиса преподавателя высшей школы в современной России, диагностированного профессорами П.А. Ореховским и В.И. Разумовым в статье «Время карнавала: российские высшая школа и наука в эпоху постмодерна». Рассматриваются различные аспекты деятельности преподавателя высшей школы: экономические, социальные, психологические. Диагностируется инфляция высшего образования в современной России. Вследствие инфляции происходит его очевидная девальвация. Одновременно с этим развитие цифровых технологий радикально упрощает доступ к информации и тем самым лишает преподавателя традиционного статуса уникального носителя знания. Поэтому в современных условиях преподаватель вуза не может быть только эрудитом, транслирующим знания. Отмечено, что самое важное профессиональное качество преподавателя – быть экспертом в своей области, обладать неотчуждаемыми умениями, которые невозможно перевести в объективированную форму. Наличие неотчуждаемых, необъективируемых умений и навыков есть основное условие преодоления (или смягчения) экзистенциального кризиса преподавателя высшей школы.

Одна из главных задач преподавателя – давать личностную экспертную оценку деятельности студента. Личностное, неформализуемое взаимодействие преподавателя и студента является основой образования в художественной сфере, и оно могло бы быть образцом для высшего образования в целом, стать одним из возможных путей выхода высшего образования из современного кризиса.

Постмодернизм в образовании и системные инверсии
Севостьянов Д.А.
DOI: 10.17212/2075-0862-2021-13.1.1-52-68
УДК: 378
Аннотация:

Статья представляет собой нечто вроде развернутой рецензии на статью П.А. Ореховского и В.И. Разумова «Время карнавала: российские высшая школа и наука в эпоху постмодерна». Рассматриваются основные проблемы, поднятые в этой статье. В качестве теоретической базы исследования применен метод анализа инверсивных отношений в иерархических системах. Системная инверсия – форма отношений в иерархических системах, при которой низший элемент получает в системе главенствующее значение, формально оставаясь в прежнем подчиненном положении. Данная ситуация может возникать как в социальной иерархии, так и, например, в иерархии ценностей. В результате развившейся инверсии в системе накапливаются противоречия, способные привести эту систему к распаду или к коренной трансформации. Такие процессы можно наблюдать и в современном образовании. Именно с этим связан приоритет видимого над сущим, как это бывает в ситуации «карнавала». Изложена трактовка ситуации постмодерна с позиции анализа системных инверсий. Современное состояние образовательной отрасли обусловлено разрешением инверсии в системе человеческой активности. Эта инверсия охватывает инструментальный и символический аспекты человеческой деятельности. Благодаря этому появляются особенности образовательной деятельности, связанные с внедрением цифровых технологий, на которые обращают внимание П.А. Ореховский и В.И. Разумов. Авторы рассматриваемой статьи описывают статус деятельности современного преподавателя как «духовную проституцию». Действительно, деятельность некоторых преподавателей может быть описана этим термином. Однако это происходит в том случае, когда и со стороны преподавателя, и со стороны обучающегося наблюдается ценностная инверсия (как это бывает при обыкновенной проституции). Взамен данной модели поведения предлагается другая, более достойная: «солдат культуры». «Солдат культуры» не «оказывает образовательную услугу», он несет миссию по трансляции и обогащению культуры, которая составляет высшую, терминальную ценность.