Стремление к истине не исключает рефлексию над социальностью философского творчества